Подписка

Подписной индекс в каталоге «Роспечать» 84121

Оформим возврат?

Оформим возврат?
17 мая 2018

Новые поправки в закон о торговле запретят возврат просрочки поставщику

В условиях любой экономики производитель заинтересован довести
произведенную им продукцию до конечного потребителя. Продать.
Будь то буханка хлеба или батон колбасы. Основными посредниками
между производителями и конечными покупателями продукции в настоящее время являются торговые сети.
Российский рынок FMCG (англ. Fast Moving Consumer Goods – общее название для товаров повседневного потребления) продолжает активно развиваться, несмотря на кризисный для страны период.
Торговые сети инвестируют в развитие, выходят на новые рынки и увеличивают свои доли благодаря поглощению небольших региональных сетей. 2018 год обещает быть обильным по количеству сделок по слиянию и поглощению, консолидация станет еще более выраженной. Аналитики считают, что поглощения продолжат те же игроки, что и в 2017, – X5 RetailGroup, «Лента» и «Магнит». «Лента» заключила договор о покупке 22 супермаркетов «Холидей», X5 договорилась о покупке супермаркетов «О’Кей».
Год назад ФАС сообщала, что тройка ритейлеров – X5, «Лента» и «О’Кей» – в совокупности удерживает более 50% рынка в Петербурге, что является нарушением установленных законом норм.
Закон о защите конкуренции называет такое положение доминирующим.
Само по себе оно нарушением не является. Штрафы вводятся за использование доминирующего положения в конкурентной борьбе – навязывание договоров контрагентам, создание дефицита, выставление монопольной цены и так далее. Для юридических лиц размер штрафа составляет от 300 тыс. до 1 млн рублей. Торговая сеть рискует лишиться права открывать новые торговые точки в городе, пока доля рынка компании не снизится.
Однако есть ощущение, что опытные юристы торговых сетей, зная про все ограничения, не допустят превышение доли рынка, и при подсчете окажется, что до установленных законом норм каких-то сотых долей процента будет не хватать.
А вот в части использования своего доминирующего положения производителям наверняка есть что рассказать. И, видно, стали рассказывать. Иначе как о проблемах взаимоотношений поставщиков и торговых сетей узнали бы в коридорах власти? И не только узнали, а еще и попытались ситуацию исправить и внесли 16 января 2018 года в Государственную Думу проект Федерального закона «О внесении изменений в статью 5 Федерального закона «О развитии сельского хозяйства» и статью 13 Федерального закона «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации».
Авторами законопроекта являются группа депутатов во главе с Ириной Яровой и сенатор Сергей Лисовский. Название у законопроекта длинное, витиеватое и уж совсем не понятно, чего конкретно хотят изменить. А изменить хотят ситуацию с «возвратами». Причем имеются в виду возвраты не проданного по истечении определенного срока товара, имеющего в принципе ограниченный срок годности. Опять не понятно? Попробуем короткими предложениями. Говорим о товарах с ограниченным сроком годности. Торговая сеть делает заказ, получает товар, ставит на полку. Непроданный товар с истекшим сроком годности с полки снимает. Обратно продает производителю. Даже без скидки. Все без остатка. Просрочку. Отход. Караул!
Но ведь это незаконно, скажете вы. И будете правы: законодательных основ для подобной практики нет. Но у нас в стране, как известно, разрешено все, что не запрещено. Назовите это «обратной продажей» и навязывайте свои условия контрагенту. А он пусть принимает, продавать ведь всем хочется, а не примешь мои условия – другого найду – вот!
И производители вынужденно идут на исполнение этих дискриминационных, незаконных условий. И что в такой ситуации попишешь? Новые поправки в так называемый закон о торговле! Как раз такие поправки, раз и навсегда запрещающие навязывание подобных кабальных условий российским производителям, и вносятся предлагаемым законопроектом. И материал-то все-
го на семи листах, и поправки сами, включая длинное витиеватое название и
строку для подписи, на двух листах разместились, но что тут началось!
Москва. 21 февраля.

INTERFAX.RU: «Ритейлеры предлагают отказаться от изменений закона о торговле до того, как будут проанализированы последствия поправок, принятых в 2016 году и ограничивших размер бонусов и вознаграждений, которые сети могут взимать с поставщиков».

Так и хочется прокричать: «Ребята! Вы о чем?!» Для нас (производителей) ровным счетом ничего не поменялось, так как, используя свое доминирующее положение на рынке, сети нам навязали новые условия: все выплаты ритеи?лу и сокращение отсрочек были пересчитаны в «чистую цену», возросли расходы
на логистику, кратно увеличились размеры и количество штрафов: в среднем их 18, максимум – 27. Процент штрафа составляет от 15 до 100% суммы недопоставки товара. Фиксированные штрафы колеблются на уровне от 40 тыс. до 1 млн рублеи?.

При этом сами сети никакой ответственности не несут, штрафы имеют односторонний характер. Хотя, например, за простои? автотранспорта
поставщика на распределительном центре торговая сеть могла бы тоже
нести ответственность.
Напомню, поправки в закон о торговле были приняты летом 2016 года: с
середины июля ритейлеры и поставщики были обязаны заключать дого-
воры на новых условиях и до конца 2016 года привести в соответствие с
новыми требованиями закона все ранее заключенные договоры.
В итоге, в 2017 году после внесения поправок в закон о торговле до-
ходы отечественных производителеи? так и не выросли, а обороты упали.
При перезаключении договоров половина торговых сетеи? вообще отка-
залась от включения в цену поставки 5% на продвижение товаров. Дру-
гая половина снизила бонус с 10 до 5% согласно принятым поправкам.
Все недополученные деньги ритейлеры стали требовать с производите-
лей в виде скидки, хотя на цене полки, цене для конечного потребителя,
это никак не сказалось.
Полка никогда не падает в цене! При снижении отпускной цены заво-
да сети просто увеличивают свою маржу. Наценка сетей составляет от
45 до 120%! Таким образом, несмотря на все политические заявления
сетей, что они держат свои цены, вся нагрузка в выполнении этого заяв-
ления ложится на производителей. Сами сети не сократили своей маржи,
это производители держат нормальные цены. И не только держат, а даже
снижают.
Общественная организация «Опора России» выяснила, что в 2016 году
средний размер торговой наценки в крупных федеральных сетях состав-
лял 25-40%, а в 2017 году он достигал уже 50-70%. В некоторых сетях
наценка превышает 250%. То есть после принятия поправок в закон
о торговле в розничных сетях торговая наценка, то есть разница между
стоимостью поставки и ценами на полке магазина, выросла практически
вдвое. Но мы-то с вами понимаем, что фактическая, реальная, наценка
не изменилась. Сетям необходимо поддержание доходности на прежнем
уровне «до законодательных изменений».
Ритейлеры поясняли рост наценки затратами на логистику, аренду,
строительство магазинов, зарплату персоналу и т. д. Но дело в другом: до
принятия поправок стоимость закупки была ниже отпускной цены, и это
фиксировалось в договоре поставки, доход сети складывался из «ком-
мерческих условий» (так называемой бэк-маржи) и наценки сети (фронт-
маржи). Сейчас же закупочные цены в договорах «чистые».
Вторая редакция закона ограничила размер бэк-маржи (договоров
возмездного оказания услуг на логистику, маркетинг, рекламу, предо-
ставление информации и т. д.) – 5%. Соответственно, теперь сеть может
зарабатывать только за счет наценки и только с этой статьи доходов ком-
пенсировать свои затраты.
Производителям же в условиях падающего спроса необходимо удер-
жать объемы производства, сохранив рабочие места и налоговые отчи-
сления в бюджеты.
Возможно, как раз здесь на помощь придут новые поправки в части
запрета возвратов. Дискуссия о необходимости запрета возвратов на-
чалась с хлеба. Для понимания ситуации в отрасли мясопереработки
Национальный союз мясопереработчиков провел собственный монито-
ринг, в результате которого выяснилось, что размер возврата колеблется
в диапазоне от 3 до 30% от величины прямой поставки. Проблема была
налицо, оставалось действовать.
На всех совещаниях Национальный союз мясопереработчиков ясно
формулировал позицию отрасли: для отечественных производителей
проблема возврата нереализованной мясной продукции крайне акту-
альна и, без сомнения, требует законодательного регулирования.
Мы все эксперты отрасли и понимаем, что объективно на возврат про-
дукции и его размер влияет целый комплекс причин: это и отклонение в
прогнозе продаж (статистическая погрешность 1-2%), и форс-мажорные
ситуации, и человеческий фактор, и изменения в доходах населения, и
даже прогноз погоды.

Мы также понимаем, что введение полного запрета возвратов может
повлечь негативные последствия. Продвижение новинок затруднится.
Ущерб от нереализованной продукции торговые сети спишут на матери-
ально ответственных сотрудников, а это, в свою очередь, послужит росту
социальной напряженности и развитию конфликтных ситуаций как вну-
три трудовых коллективов ритейлеров, так и при взаимодействии пред-
ставителей торговых сетей и поставщиков.
Не желая снова оплачивать промахи, закупщики сетей станут резко
уменьшать размер размещаемого заказа, что повлечет за собой пустые
полки и, как результат, сдерживание продаж. В итоге, вместо защиты
отечественного производителя произойдет резкое уменьшение продаж
и, как следствие, уменьшение налоговых поступлений в бюджеты, рост
безработицы, снижение качества жизни, сокращение продуктовой ма-
трицы отечественных брендов.
Но! Еще раз. В законопроекте речь идет именно о непроданной по
истечении срока годности продукции! Это важно понимать. Никто не за-
претит вам маркетинговую активность, поскольку она регулируется во-
обще другим договором.
Торговые сети могут и должны максимально использовать все доступ-
ные им инструменты для реализации продукции в установленный срок.
Для этих целей может служить, например, скидка, соразмерная сроку,
оставшемуся до истечения срока годности продукции. Подобный меха-
низм позволит использовать все ресурсы торговой точки для реализа-
ции товара, сеть будет заинтересована продать его, поскольку не сможет
вернуть излишки и ей придется нести убытки.
И тут же X5 RetailGroup и Торгово-промышленная палата Российской
Федерации (ТПП РФ) договорились о развитии инструментов саморе-
гулирования продовольственного рынка. 20 февраля было подписано
соглашение о сотрудничестве, которое предполагает при региональных
ТПП создание саморегулируемых организаций производителей и сетей,
которые будут решать возникающие между ними проблемы и обеспечи-
вать соблюдение Кодекса добросовестных практик взаимоотношений
между торговыми сетями и поставщиками потребительских товаров.
(Для справки. Кодекс добросовестных практик – свод правил, которые
Ассоциация компаний розничной торговли (АКОРТ) и ассоциации постав-
щиков договорились соблюдать в 2012 году.) Звучит, как лозунг из прош-
лого. Ничего, мол, нам государственного не надо, мы сами себя отрегу-
лируем и даже накажем, если потребуется. Государству здесь отводится
роль стороннего наблюдателя.
Однако не стоит замалчивать тот факт, что в моменты кризисных си-
туаций сети в одностороннем порядке отказывались от исполнения того
самого кодекса, апеллируя к тому, что некоторые его положения проти-
воречат обновленному закону о торговле и текущей экономической си-
туации. В желании «сохранить и приумножить» их не останавливала воз-
можность обострения конфликтов на рынке.
Таким образом, приходит понимание, что без государственного ре-
гулирования в отношениях с торговыми сетями мы – производители и
поставщики – успеха не добьемся. Все это будет системой временной
договоренности одного конкретного человека с другим в приложении к
конкретной экономической ситуации. С изменением одного из компо-
нентов системы договоренности могут изменяться и, как показывает
практика, не в сторону соблюдения наших с вами интересов.
Отношения поставщиков и торговых сетей всегда были непросты-
ми. И Россия здесь не уникальна. Но что бы ни говорили, до саморегу-
лирования в самом лучшем его проявлении мы еще не доросли. Даже
в такой стране, как Великобритания, которая пытается решить про-
блемы за счет саморегулирования, оно (саморегулирование) не явля-
ется стопроцентным и без соответствующих законов им обойтись все
же не удалось.

Лучкина Е. В., исполнительный директор
НП «Национальный союз мясопереработчиков»